15 Лет
Вот уже 15 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее, а опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.
За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.
Помочь проекту

усыновите.ру

Как живется людям с ограниченными возможностями в Большом городе

C. Бунтман, ведущий программы «Город», пригласил в студию Владимира Васильева - заместителя председателя комитета Госдумы по социальной политике и Андрея Лошака - специального корреспондента НТВ, автора фильма «Дети коридоров».

C. БУНТМАН - Есть инвалиды, которые стали инвалидами. Во взрослом, в юном возрасте, которые уже какую-то часть жизни провели со всеми возможностями, которые существуют у человека. Но есть и дети, инвалиды с детства. И я бы хотел Андрея спросить, что здесь самое главное, что Вы заметили, когда делали свой фильм?

А. ЛОШАК - Прежде всего, проблема - они рождаются и от них отказываются.

Проблема сознания родителей заключается в том, что они стесняются, даже зачастую не проблема материального благосостояния, это ментальная проблема, люди стесняются иметь такого ребенка.

У нас был потрясающий совершенно герой. Мальчик, которого после того, как выпустили из этого детдома, его семья, поддавшись уговорам руководства детдома, взяла опять к себе. Они его продержали две недели взаперти, а потом вернули, потому что поняли, что нет, не могут они с таким ребенком жить. Причем мама преподавательница, директор школы, отец возглавляет какой-то строительный трест. Семья вполне обеспеченная. Это не какие-то маргиналы. И они говорили о том, что как мы его покажем, что скажут люди, вы же знаете, как у нас к инвалидам относятся. Мы же не пьющие, а вот у нас ребенок инвалид. И мы ее спрашиваем: вы что, стесняетесь своего ребенка. Да нет, но мы стесняемся общественного мнения. Когда мы ее спросили: может быть наплевать на это общественное мнение. – Нет, ну как же, - голосом советского педагога сказала, - ведь еще Энгельс сказал, что человек - это общественное животное. Как после этого.

С. БУНТМАН – Хорошая отговорка. Здесь две проблемы существует. Первая – люди, которые способны формировать общественное мнение своим собственным примером. Они это не делают и умело ссылаются на некое усредненное общественное мнение. С другой стороны, нельзя никакими силами заставить воспитывать ребенка, которого они считают ненужным. И здесь каким-то образом должно быть перераспределение общества – есть и другие люди, которые могут этих детей воспитывать.

В. ВАСИЛЬЕВ – Если говорить про общество, оно у нас действительно кособокое в этом плане. С ограниченными возможностями я бы сказал, в том числе и умственными и моральными. Потому что во всем мире ООН сегодня дает такую цифру: 10% людей находится в ограниченных возможностях. Но почти во всем развитом мире отношение к таким людям как к полноценным гражданам общества. А у нас с этим есть большая проблема. И, конечно, написание законов оно необходимо. Но я не могу понять, какое нужно иметь образование или какие нужно получать оценки в проектном институте, чтобы запроектировать плоский съезд между дорожкой асфальтовой на перекрестке. Это же не надо огромного ума, чтобы понять, что любому будет удобно, даже маме с коляской с нормальным ребенком. Велосипедисту. На роликах.

С. БУНТМАН – Я помню замечательные псевдопандусы в переходах, которые представляли два или швеллера или две балки.

В. ВАСИЛЬЕВ – Причем ширина их не всегда соответствовала ширине колес коляски.

С. БУНТМАН – Как правило, не соответствовала.

В. ВАСИЛЬЕВ – И таким образом вроде формально все выполнялось.

С. БУНТМАН – Я очень хорошо это помню.

В. ВАСИЛЬЕВ – Я вам больше скажу. У нас есть спуск для колясочников, например, на метро «Алтуфьево», но нигде больше нет ни одного выхода с таким же точно спуском.

С. БУНТМАН – Вот Марья Михайловна пишет: на метро «Каширская» эскалатор вверх есть, а вниз нет. 90 степеней. И так в метро практически на всех станциях. Нечего вниз, что называется.

А. ЛОШАК - Допустим, в том же детдоме (это, правда, не Москва, маленький провинциальный городок Нижний Ломов), напротив детдома находится поликлиника. Хотя бы в виде исключения в этой поликлинике, куда детей-сирот периодически возят на освидетельствование, - хотя бы там сделали пандус. Нет.

В. ВАСИЛЬЕВ – Простите, коллега. Здесь как раз хочу опереться на слова нашего первого выступающего. Что надо очень серьезно дергать местные власти, они обязаны просто это сделать. И все ссылки на то, что у них отсутствуют деньги или еще что-то, они совершенно несостоятельны. Пусть пришлют мне письмо или вы напишите мне, а я конкретно поговорю с той властью, которая там, на месте, отвечает.

С. БУНТМАН – Значит, можно опираться на соответствующие документы.

В. ВАСИЛЬЕВ – На документы. И местные власти должны это сделать. И главное, чтобы они сделали это не формально. Потому что иногда сделают такой пандус, что у него уклон, с которого горнолыжник не съедет. Человек, привыкший к высотам. А уж не говоря о том, что инвалид.

С. БУНТМАН – А здесь должны быть нормативы.

В. ВАСИЛЬЕВ – Конечно.

С. БУНТМАН – А они есть?

В. ВАСИЛЬЕВ – Они не выполняются. Положили, как вы говорите два швеллера и говорят, у нас задание выполнено. Поэтому нужен четкий контроль со стороны общественности. Кстати может быть и со стороны СМИ.

Вот еще один момент, который мне кажется немаловажный. У нас ребенок с ограниченными возможностями, как правило, не может обучаться в массовой школе. Для них создаются особые учебные заведения. Когда-то, наверное, это было правильно, с одной стороны, а, с другой стороны, отсюда и появляется, что дети, как только получили какое-то ограничение, попадают в резервации. И все, условно говоря, нормальные дети с ними не контактируют.

А. ЛОШАК - Да, я продолжу то, что я начал говорить… После того как родители отказались, дети-инвалиды попадают в дом ребенка, после чего - в специальные детдома, где им дают среднее образование. Потом вариантов несколько. Или попытаться устроиться в несколько существующих по всей стране ПТУ, где им дадут какие-то навыки работы машинисткой, если есть ручки. Или какие-то технические профессии. Те, кто хочет получить высшее образование, они отправляются в Новочеркасск - единственное, по-моему, место, где можно получить 11 классов, и в Москве еще есть.

В. ВАСИЛЬЕВ – Я бы хотел сказать о том, что, наверное, нельзя сегодня все обобщать. Ограниченные возможности бывают разные. Например, о том, как у нас реабилитируются слепые люди - можно приводить много примеров совершенно великолепных специальных школ для слепых детей, в которых сегодня нормальное современное оборудование. Оно позволяет им получить профессию, определенные навыки, которые в дальнейшем не только им помогут реабилитироваться, но и быть востребованными обществом. Стенографистки слепые чаще принимаются на работу, чем просто даже люди с полными возможностями, потому что они более сосредоточенны и настолько профессиональны, что очень конкурентоспособны. Для глухих детей учреждения очень с высоким качеством образования.

У нас сейчас явно появляется новая проблема. Это аутичные дети, о которых раньше вообще не говорили, их вообще нигде не обучали, не воспитывали. В Москве есть единственный центр, построенный специально для таких детей. Но, к сожалению, столько обращений приходит иногда, просто просят посодействовать, провести туда ребенка, устроить. Поэтому я считаю, проблема на сегодняшний день в очень серьезной сложности находится.

С. БУНТМАН – Проблема от начала и до конца.

В. ВАСИЛЬЕВ – Но она все-таки находится в государственной работе, если можно так выразиться. Потому что законодательство на сегодняшний день неполное. Но оно уже существует. И темы, поднимаемые в нем, они все-таки продвигают общество вперед.

А. ЛОШАК - Насколько я знаю, государство сейчас обязало региональные бюджеты выделять деньги на покупку жилья, то, что мы наблюдали в Нижнем Ломове в детдоме. Детишкам, которые достигают 18-ти, кому-то дают деньги.

В. ВАСИЛЬЕВ – Они обязаны просто обеспечить их жильем.

А. ЛОШАК - Я просто видел, выделяется, условно говоря, 200 тысяч и на эти деньги даже в Нижнем Ломове невозможно купить нормальную квартиру. Я видел, как мучались директриса и другие работники детдома, подыскивая девочке жилье, чтобы вписаться. Нашли в результате какую-то комнату в общежитии.

В. ВАСИЛЬЕВ – Я не понимаю, почему этим должен заниматься директор. Это не его функция, не его задача. Это должна местная власть обеспечить, и в Москве это элементарно делается.

А. ЛОШАК - Видимо, достаточно того, что они обеспечивают деньгами.

В. ВАСИЛЬЕВ – Это зависит от того, как ставит себя и позиционирует власть на местах. Ведь у нас очень часто бывает, действительно, закон-то есть, но как его поворачивает чиновник. Вот тут надо, в том числе и депутатам, и местным депутатам, и прессе поднимать эти вопросы. Поднимать и поднимать.

С. БУНТМАН – Важное сообщение нам Андрей прислал. В Москве департамент образования для тех детей, которые не могут выходить из дома по каким-либо причинам была в 2003 году создана Интернет-школа.

Обучение абсолютно бесплатное, ребенку предоставляется бесплатно Интернет-канал и компьютер, через который он связывается с педагогами и происходит учебный процесс. Там могут обучаться дети до 23 лет.

Для всех заинтересовавшихся: сайт, где можно получить информацию, www.home-edu.ru, тел. (495)232-30-07.

Источник: по материалам радиоэфира "Эхо Москвы" от 13.01.2007 (фрагмент беседы; полностью материал см. здесь)

 

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новостиПодписаться на новости

22 Января 2021

«Я сидел в классе, и за мной пришла мама. Она была пьяная»

21 Января 2021

Мама, не герой

18 Января 2021

Видеозапись 10-й секции Всероссийского форума приемных семей онлайн "НКО и пандемия"

15 Января 2021

Видеозапись 9-й секции Всероссийского форума приемных семей онлайн "Вера (конфессия) как ресурс семейного устройства детей-сирот: какие ресурсы есть у верующих родителей"