14 Лет
Вот уже 14 лет наш сайт usynovite.ru помогает детям обрести новый дом,
родителей, веру в будущее. А опекунам и приемным родителям — родительское счастье и новых членов семьи.

За время работы сайта количество анкет в банке данных детей-сирот сократилось более чем на 100 000.

УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ

Международный опыт в сфере защиты прав детей

Международный опыт представлен следующими аналитическими материалами:

Основные международные документы, определяющие развитие европейских стран в отношении защиты и обеспечения прав детей, лишенных родительского ухода;

Система защиты детей в Великобритании;

Система защиты детства в США

Система защиты детей  в Финляндии.

Защита прав детей-сирот в Республике Беларусь (Белоруссия).

 

Основные международные документы, определяющие развитие европейских стран в отношении защиты и обеспечения прав детей, лишенных родительского ухода.

Международная Конвенция ООН о правах ребенка (далее Конвенция о правах ребенка – КПР)

Рекомендации Комитета министров CM/Rec(2011)12 государствам-членам о правах детей и социальных услугах, адаптированных для детей и семей и на Замечании общего порядка Комитета ООН по правам ребенка № 14 (2013) о праве ребенка на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению его интересов;

Рекомендация Rec (2005)5 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о правах детей, находящихся в учреждениях опеки;

Рекомендация 1698 (2005) о правах детей, находящихся в учреждениях государственной опеки: выполнение рекомендации 1601 (2003) Парламентской Ассамблеи;

Рекомендация Рек(2006)19 о политике в поддержку позитивного отношения к родительским обязанностям;

Рекомендация Rec 1371 (1998) Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о жестоком обращении с детьми и отсутствии заботы о детях;

Рекомендация 1601 (2003) об улучшении положения детей, находящихся в учреждениях государственной опеки;

Руководящие указания по альтернативному уходу за детьми (Резолюция А/RES/64/142 Генеральной Ассамблеи ООН), 2009;

Кантуэлл.Н. От теории к практике: реализация «руководящих указаний по альтернативному уходу за детьми»: пер. с англ./ Н.Кантуэлл, Дж.Дэвисон, С.Элсли, И.Миллиган, Н.Куинн. – Великобритания: Centre for Excellence for Looked After Children in Scotland, 2012. – 168 c.

 

Согласно Руководящим указаниям по альтернативному уходу за детьми одним из основных направлений является работа по предотвращению потребности в альтернативном уходе (Ст.32-52), т.е. профилактика социального сиротства. Можно выделить три уровня профилактики:

Первичный уровень профилактики – это обеспечение населению доступа к основным видам услуг, обеспечивающим поддержку семьи в выполнении ее обязанностей по отношению к ребенку и возможности ребенка поддерживать отношения с обоими родителями, включая доступ к надлежащему жилью, основным медицинским услугам, образованию, социальному обеспечению, вспомогательным социальным услугам (лечение в случаях наркотической и алкогольной зависимостей, услуги по дневному уходу, финансовая помощь, школы продленного дня и т.д.). А так же посещения на дому, курсы для детей и родителей, групповые встречи с другими семьями и т.д. В рамках первичной профилактики государства должны поощрять меры по борьбе с бедностью, дискриминацией, маргинализацией, стигматизацией, насилием, жестоким обращением с детьми и сексуальными посягательствами и злоупотреблением алкоголем и наркотиками.

Вторичный уровень профилактики – это работа с семьями в ситуации угрозы изъятия/отказа от ребенка. В случае добровольного отказа государству следует обеспечить консультационную и социальную поддержку семье, которая побуждала бы родителей и дальше заботиться о своем ребенке. При добровольном оставлении ребенка государству необходимо обеспечить всестороннюю оценку ситуации и выбор наилучшего альтернативного размещения, включая возможность передачи ребенка родственником при обеспечении соответствующей государственной социальной поддержки.

При экстренном отобрании ребенка из семьи, в связи с разумными основаниями считать, что благополучие ребенка находиться под угрозой, решения должны приниматься компетентными органами в соответствии с действующим законодательством, по строго определенными критериями и процедурами, и подлежать судебному надзору. При этом родителям должно быть гарантировано право обжалования и доступа к соответствующему юридическому представительству.

Третичный уровень профилактики – меры направленные на возможное возвращение ребенка в семью из системы альтернативного ухода. Реинтеграция должна осуществляться в рамках тщательно оцененного, согласованного, продуманного и контролируемого процесса. Для облегчения потенциальной реинтеграции во время альтернативного размещения должна проводиться работа с семьей и обеспечиваться контакты ребенка с биологической семьей.

Между профилактической работой и непосредственным альтернативным уходом, согласно Руководящим указаниям, должна быть создана система по первичному анализу обращений, оценке нуждаемости и выдаче разрешения на передачу ребенка на воспитание – гейткипинг. Несмотря на то, что в Руководящих указаниях само слово гейткипинг не используется - предполагается наличие систематической установленной процедуры, в рамках которой: на первом этапе выносится решение о том, нуждается ли ребенок в помещении в условия альтернативного ухода; затем ребенка и его семью направляют в органы, которые оказывают им социальную помощь и другие виды услуг; и, наконец, из имеющихся вариантов выбирается форма устройства, максимально соответствующая потребностям ребенка. (Кантуэлл,2012:73).

Согласно Руководящим указаниям все решения, касающиеся альтернативного ухода, должны приниматься в результате комплексной оценки и с учетом следующего (ст.11-23; 57-68):

А) Изъятие ребенка из-под опеки семьи должно рассматриваться как крайняя мера, должно быть, по возможности, временным, и регулярно пересматриваться на предмет возможности возвращения в родительскую семью.

Б) Государство должно обеспечить проверку – не реже раза в три месяца – правильности предоставляемого ухода и обращения с ребенком, адекватности и необходимости его нахождения на попечении в данном месте, принимая во внимание личное развитие ребенка, изменения в его семейном окружении, при полном участии ребенка и всех значимых в жизни ребенка лиц.

В) Ребенок должен быть подготовлен ко всем изменениям окружения, в котором ему обеспечивается уход, в результате процессов планирования и проверки.

Г) Финансовая и материальная нужда не могут быть единственным основанием для изъятия ребенка из-под родительской опеки.

Б) Размещение ребенка должно быть как можно ближе к месту обычного проживания, для облегчения контактов с семьей, последующей реинтеграции и сведению к минимуму разрыва с культурной, социальной и образовательной средой.

В) Ребенку и его родителям/законным опекунам должна быть предоставлена полная информация об имеющихся вариантах альтернативного ухода.

Е) Ребенок никогда не должен оставаться без поддержки и защиты законного опекуна.

В) Ребенку должен быть обеспечен стабильный дом и удовлетворена потребность в безопасной и устойчивой связи с тем, кто обеспечивает уход за ним.

Д) Живущие вместе братья и сестры не должны разлучаться.

Ж) Детям в возрасте до 3х лет должен предоставляться уход в окружении на базе семьи.

З) Использование учреждений интернатного типа должно быть ограничено теми случаями, когда это окружение является особенно подходящим, необходимым и конструктивным для данного конкретного ребенка и отвечает его наилучшим интересам.

Гуманизация системы альтернативного ухода, обеспечение ребенку «семейных» форм воспитания и наилучших условий предполагает реформирование учреждений интернатного типа с целью отказа и закрытия «институциональных учреждений», где одновременно содержаться большое количество детей, а не отказ от интернатных учреждений в принципе. Именно крупные учреждения, лишенные индивидуального подхода, являются неподходящими для ухода за сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей. Ликвидация подобных учреждений называется «де-институционализаций». В то время как небольшие «семейные» интернатные учреждения в рамках Руководящих указаний «рассматриваются как одна из базовых форм альтернативного ухода, существование которого оправдано, - при условии, что эти учреждения соответствуют определенным критериям. В детских домах, обеспечивающих воспитание в малых группах и располагающих квалифицированными специалистами, дети, которые перенесли травму, подвергались особо жестокому обращению или были лишены надлежащего ухода и заботы, могут пройти реабилитацию и лечение. Устройство в учреждения интернатного типа также может быть желательным вариантом, если необходимо избежать разлучения братьев и сестер из многодетных семей./…/Таким образом, хотя в рамках руководящих указаний устанавливаются жесткие требования, предъявляемые к интернатным учреждениям, а так же четкие ограничения для предотвращения необоснованного помещения в интернатные учреждения, вместе с тем признается и конструктивная функция, которые подобные учреждения могут выполнять (ст. 21).» (Кантуэлл, 2012:27).

Во всех видах альтернативного ухода должны быть обеспечены (Сст. 80-100) потребности детей в полноценном питании, медицинском сопровождении, всех типах образования, безопасности, защите от жестокого обращения, насилия и эксплуатации, обеспечены возможности удовлетворять религиозные и духовные потребности. Детям должно обеспечиваться право на неприкосновенность частной жизни, включая наличие соответствующих помещений для соблюдения личной гигиены с уважением гендерных различий, и наличие необходимых, безопасных доступных мест для хранения личных вещей. Для поддержания самотождественности ребенка необходимо вести журнал жизни ребенка с описанием жизненных этапов, фотографий и памятных вещей, который будет находиться в распоряжении ребенка на протяжении всей жизни. Ограничение контактов с семьей или лицами, важными для ребенка, никогда не должны использоваться в качестве наказаний. Должно стимулироваться принятие и осуществление детьми и подростками обоснованных решений с учетом приемлемых рисков и в соответствии с их развивающимися способностями. Дети должны знать о своих правах, иметь возможность подать жалобу и получить ответ, иметь доверенной лицо, которому они могут доверять в условиях полной конфиденциальности.

Приоритетным является обеспечение альтернативного ухода за ребенком на базе семьи, что в первую очередь могут обеспечить приемные (фостерные) семьи (Ст.118-122). В государстве должна быть разработана система обучения, подготовки, консультирования и аттестации приемных родителей. Курсы, группы поддержки и консультирования должны проводиться на регулярной основе, до, во время и после помещения ребенка на попечение.

Несмотря на то, что обязательным к исполнению является только Конвенция о правах ребенка, а «Рекомендация Комитета министров Совета Европы государствам-членам о правах детей, находящихся в учреждениях опеки» и «Руководящие указания по альтернативному уходу за детьми» ООН являются рекомендательными документами, все они задают матрицу для создания, реформирования и функционирования систем альтернативного ухода за детьми, оставшихся без попечения родителей, во всем мире. Данные документы разработаны на основании имеющегося международного опыта, и принимаются во внимание национальными государствами при реализации внутренних политик и практик.

Для многих европейских стран, изложенные выше принципы являются принципами внутренних национальных программ и находят отражение в имеющихся системах альтернативного ухода.

В подготовленном Комиссией Совета Европы  по социальным вопросам, здравоохранению и устойчивому развитию  докладу «Совершенствование законодательства и практики в отношении изъятия детей из семей (социальные службы в Европе: законодательство и практика в отношении изъятия детей из семей в странах-членах Совета Европы), где основной составитель доклада  г-жа Ольга Борзова (депутат Госдумы, Российская Федерация,  2015 г.), приводятся  следующая констатация фактов:

(23) В 21 стране из 30 не ведется статистики по количеству успешных воссоединений семей. В Эстонии 10% детей, изъятых из семей в 2012 г., были возвращены домой в тот же год. В Хорватии успешно вернулись в семьи 18% детей, вГермании 53%, в Греции 70%, в Андорре 71% и в Португалии более 90%. В Румынии в 2012 г. в родные семьи вернулись около 4300 детей. В Австрии в 2012 г. 60% из вернувшихся находились под опекой социальных служб менее 12 месяцев, а 10% - более 5 лет. В России за последние 5 лет количество родителей, восстановленных в своих родительских правах, выросло в 1,4 раза и составило 2256 случаев. 

В этом докладе г-жи Борзовой описывается ситуация с отобранием детей в разных странах.

(20). В большинстве стран дети после изъятия помещаются к родственникам, в патронатные (фостерные) семьи, детские учреждения или передаются на усыновление (хотя упоминаются и другие опции, такие как «предоставление приюта» («шелтерство») или «самостоятельное проживание подростка». В разных странах показатели использования различных форм помещения ребенка существенно различаются. Так, количество детей, помещаемых к родственникам, варьируется от 3% (Финляндия) и 5% (Швеция, Великобритания) до 63% в Латвии и 75% в Португалии. В фостерные семьи поступают 0,5% детей в Португалии, 10% в Эстонии и более половины детей во Франции и Испании, 69% - в Норвегии и 75% в Великобритании. В детских учреждениях находятся 10% изъятых детей в Норвегии, Португалии и Великобритании, но более 50% детей в Венгрии и Швеции.

(13). Согласно полученным ответам, в группе стран с малым количеством изъятий детей из семьи (менее 0,5% от всего детского населения) находятся Андорра, Кипр, Эстония, Грузия, Греция, Люксембург, Черногория, Норвегия, Сербия и Турция.

(14). В группе со средним показателем (более 0,8% от всего детского населения): Австрия, Канада (страна-наблюдатель при Совете Европы и в ПАСЕ), Хорватия, Латвия, Испания, Швейцария, Швеция и Великобритания.

(15). В верхней части шкалы находятся страны, в которых более 1,66% от общего количества детей находятся под опекой вне родной семьи: Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Литва, Польша, Португалия, Румыния и Россия.

(16). Тенденции изменения ситуации также различны. В то время как количество изъятых детей очень сильно сократилось в Эстонии (более чем на 2/3 за 10 лет с 2002 по 2012 гг.), Румынии (более чем наполовину после падения коммунистического режима) и Турции (почти на половину за 4 года с 2008 по 2012 гг.), количество изъятий растет в Германии (в 2012 г. под опеку было передано 39.400 детей от 3 до 18 лет) и в Венгрии (количество детей под опекой увеличилось в 3 раза после 1998 г.).

  1. Лишь несколько стран имеют статистические данные об этническом, миграционном или социально-экономическом статусе изъятых из семьи детей. В Андорре около половины детей, размещенных вне семьи, являются иммигрантами и большинство из них проживали в тяжелых социально-экономических условиях. В Финляндии нет официальных данных о количестве детей, изъятых социальными службами из семей национальных меньшинств или иммигрантов или об их социально-экономическом окружении, но по данным, полученным мной от одного исследователя, среди изъятых детей нет пропорциональной «перепредставленности» детей из семей иммигрантов, при этом большинство родителей, у которых были изъяты дети, имели низкий социально-экономический статус, а дети из семей с родителем-одиночкой или разведенными родителями по сравнению с их количеством среди детского населения в целом пропорционально «перепредставлены».
  2. В Германии от 17,5 до 26,7% детей, изъятых под опеку в последние годы, не имеют германского гражданства (для сравнения: иностранцы, проживающие в Германии без германского гражданства, составляют менее 9%). В Норвегии среди детей, имеющих норвежское гражданство, но родившихся в семьях иммигрантов, минимальное количество изъятых под опеку (0,6%), в то время как среди норвежцев без иммигрантских корней – 0,74%, а среди не имеющих норвежского гражданства – 1,93%. В Румынии не ведется статистика по статусу детей, поступающих под опеку социальных служб, но представители неправительственных организаций, с которыми я беседовала, считают, что около 70% изымаемых детей являются цыганами. В Великобритании, наоборот, имеются очень подробные данные об этническом происхождении детей, изъятых из семьи: количество изъятых «черных» и «смешанных» детей в 4 раза больше, чем их общее количество среди детского населения, а детей из семей иммигрантов из Индии, Пакистана и Бангладеш в 3 раза меньше, чем представлено среди общего детского населения.
  3. Все 30 стран, приславших ответы на вопросник, утверждают, что до принятия решения об изъятии ребенка из семьи выслушивается мнение самого ребенка. В большинстве стран учитывается зрелость ребенка и способность к рассуждению, а в некоторых странах законом установлен предельный возрастной лимит. В большинстве стран, и дети, и родители имеют право подать апелляцию (обжаловать) решение в соответствующей судебной инстанции. Такого права нет у детей в 6 странах: Эстония, Германия, Италия, Литва, Польша и Сербия (за некоторым исключением). В некоторых странах дети (и иногда родители) могут обращаться самостоятельно в другие инстанции, помимо суда, например – к Уполномоченному по правам ребенка.
  4. В большинстве стран дети после изъятия помещаются к родственникам, в патронатные (фостерные) семьи, детские учреждения или передаются на усыновление (хотя упоминаются и другие опции, такие как «предоставление приюта» («шелтерство») или «самостоятельное проживание подростка». В разных странах показатели использования различных форм помещения ребенка существенно различаются. Так, количество детей, помещаемых к родственникам, варьируется от 3% (Финляндия) и 5% (Швеция, Великобритания) до 63% в Латвии и 75% в Португалии. В фостерные семьи поступают 0,5% детей в Португалии, 10% в Эстонии и более половины детей во Франции и Испании, 69% - в Норвегии и 75% в Великобритании. В детских учреждениях находятся 10% изъятых детей в Норвегии, Португалии и Великобритании, но более 50% детей в Венгрии и Швеции.

 

Система защиты детей в Великобритании

 

История защиты прав детей и альтернативной заботы в Великобритании начинается с 1601 года, когда был принят первый законодательный акт, согласно которому дети, которые не могли воспитываться в своей семье,  забирались в другие семьи. В 1834 году  законодательно  были учреждены  закрытые учреждения, где должны были работать дети с целью подготовки к  жизни (даем будущее); при этом дети подвергались трудовой эксплуатации.

В восьмидесятых годах XIX века наступили реформы викторианской филантропии – возникли первые благотворительные организации, фокус работы которых был нацелен на семейные формы заботы о неблагополучном ребенке.

К 1900 году  в учреждениях воспитывалось 70-80 тысяч детей; около 10 тыс. детей были вывезены в Канаду, Австралию на усыновление (усыновлявшие матери не знали, откуда ребенок). Реформа проводилась представителями «высших» слоев, которые изначально  семью с проблемами воспитания ребенка рассматривали как плохую.

В 1939-1945 годах  детей стали эвакуировать в сельскую местность, где их прямо с поезда разбирали местные семьи. Часто эти семьи были хорошими, но нередко присутствовала эксплуатация ребенка.

В 1946 году, после случая со смертью 13 летнего Денни О’Нейла, началось регулирование системы фостерной заботы, и в 1948 году в Великобритании полномочия по обеспечению прав детей  (Children Act, 1948)  были возложены на местные органы власти (local authority) (до 1948 года этим занимались церковь и волонтерские организации). Усилия были направления на краткосрочное размещение ребенка в фостерной семье и возврат ребенка в кровную семью.

За 1949-1979 годы выросло число детей, находящихся под заботой государства с 55 тыс. до 100 тысяч чел., несмотря на улучшение качества жизни семей.

В 70-х годах Дж. Боулби разработал теорию привязанности, которая обосновала необходимость раннего принятия решения в отношении ребенка и обеспечение его стабильности  в альтернативной семейной  заботе.

В 1987 году после исследования проблемы жестокого обращения с детьми, было приято решение о необходимости сотрудничества родителей со специалистами.

В 1989 году Великобритания присоединилась к  Конвенции ООН о правах ребенка, в результате чего фокусом современной  политики  является обеспечение  наилучших интересов ребенка как высшей ценности. Она признает наилучшим вариантом для ребенка жизнь в кровной семье (или поддержание контактов с ней), если это возможно, а ключевым моментом в принятии решений называет потребности и переживания ребенка. В ней утверждается, что «особое внимание необходимо уделять индивидуальным особенностям ребенка – гендеру, вероисповеданию, этническому происхождению, культурному и лингвистическому багажу, сексуальной ориентации и особым потребностям, если таковые имеются».

Ключевые принципы этого Акта:

главное в деятельности всех служб и специалистов - это благополучие ребенка;

при любой возможности ребенок должен воспитываться в семье;

родители с детьми, имеющими проблемы (например, инвалидность), должны получать такие услуги, которые позволили бы воспитывать его в семье;

дети должны быть в безопасности и защищены посредством эффективного вмешательства в случае возникновения опасности.

Все услуги и поддержка для детей в Великобритании попадают под «Закон о детях» от 1989 года   и «Закон о детях» от 2004 года.

Особенностью акта 1989 года стало смещение акцента с родительских прав на родительские обязанности.

Законодательство в сфере защиты детей в Великобритании разрабатывается национальными правительствами Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии. Внедрение законов является обязанностью местных органов власти в каждом из 4 регионов; Великобритания разделена на 232 муниципалитета, в каждом из которых есть Руководитель служб защиты детства (Director of Children’s Services), по закону несущий ответственность за работу с детьми групп риска и/или с теми детьми, которые не могут проживать со своими кровными родителями (законодательство Северной Ирландии несколько отличается).

За последние 20 лет в стране приняты нормативные акты,  вводящие Национальные минимальные стандарты, процедуры регулирования и инспекции (2000), усиления требований к визитам  и  роли независимых специалистов, которые наблюдают за семьей и ребенком (не социальные работники) (2008);  регулирование фостерных служб (2011), планирование заботы и  размещение (2010). В 2010 году прошло  обсуждение того, как организации и частные лица могут работать совместно по защите прав детей.

В 2009 году вступило в силу Руководство в отношении детей, которые убегают из дома или альтернативной заботы. В течение 10 последних лет стало понятно, где происходит насилие в отношении детей - чаще всего в семье.

В стране существует Реестр по защите прав детей, который содержит сведения о детях, которым был нанесен вред в виде пренебрежения нуждами ребенка, эмоциональным и физическим насилием и пр. В Реестр ребенок попадает после проведения социальным работником расследования. На заседание специального комитета приглашается кровная семья ребенка и сам ребенок (если он старше 8 лет). Для этой семьи разрабатывается план по защите ребенка, цель которого как можно быстрее снять ребенка с учета в Реестре после оказания необходимого объема услуг.

Также существует общий реестр, в котором содержатся сведения о лицах, которые могут быть источником долговременной угрозы детям (в том числе педофилы). Поэтому, прежде чем поселить ребенка в гостинице (например, во время экскурсий), наводятся справки о возможности проживания таких лиц. При их наличии ребенок может находиться в гостинице только со своим взрослым. Во многих организациях есть менеджер по безопасности, который готовит все коллективные выезды детей с точки зрения безопасности.

Каждого ребенка, находящегося под опекой государства, курирует муниципальный социальный работник, который отвечает за все размещения ребенка вне кровной семьи. Социальный работник – это ключевая фигура, отвечающая за планирование размещений, он действует от лица муниципальных властей. Он регулярно встречается с ребенком и пытается установить хорошие доверительные отношения с ним. Именно социальный работник, прикрепленный к ребенку, по закону несет основную ответственность за безопасность и благополучие ребенка, однако это не уменьшает ответственность любых других специалистов, прямо или косвенно вовлеченных в работу с ребенком.

В Великобритании существуют базовые услуги, которые получают все дети, например, обучение в школе, и целевые услуги, предназначенные определенным группам детей. Все услуги в стране предоставляются бесплатно.

Услуги могут предоставляться, как местными социальными службами для детей, так и социальными службами, специализирующимися на предоставлении услуг взрослым, принимая во внимание  межведомственный и междисциплинарный подход.  Под  определением «межведомственный» понимаются услуги, оказываемые агентствами, работающими во взаимодействии с  другими  социально значимыми агентствами. Под «мультиведомственным» понимается то, что услуги, предоставляемые уязвимым группам населения,  разрабатываются агентствами в согласии с друг другом, и при использовании общих ресурсов и бюджета, определенных законодательством. Услуги могут предоставляться постоянно или в течение кратковременного периода, в зависимости от того, что определено в плане работы с детьми.  В рамках деятельности отдела по Планированию услуг, оказываемых детям, предусмотрен контроль за тем, чтобы данные услуги имели целевое значение.  Услуги оказываются параллельно с процедурами, идущими в суде, либо на основании судебного приказа (согласно Части 3 Акта о правах детей).

С момента  рождения все дети вовлекаются в  работу различных агентств и учреждений, относящихся к сфере здравоохранения, образования, соцобеспечения. Огромное количество профессионалов, таких как медсестры, врачи, воспитатели, педагоги, играют немаловажную роль в формировании личности ребенка, его благосостояния. Дети, относящиеся к группе риска, подвергаются тщательной оценке, проводимой социальными работниками, которые после ее окончания, определяют, каким образом будет оказана помощь данному ребенку.  Те знания, которые они уже имеют о ребенке и его семье, являются основополагающими для проведения оценки. Эти агентства могут быть также привлечены для проведения более профессионального анализа, если имеются сложные случаи. Так, например, при рассмотрении подобных случаев, можно предположить, что для ее решения потребуется помощь не только социальных служб, но и  других агентств. Межведомственная работа начинается с того момента, когда согласно оценке, для решения ситуации требуется комбинированная помощь служб, которые могут помочь в решении проблем ребенка и повлиять на его благополучие.

Есть много организаций, которые предоставляют поддержку в зависимости от потребностей ребенка - добровольные или частные организации, которым местные органы власти предоставляют поддержку. Во всех случаях организации, работающие с детьми, должны быть зарегистрированы с УСО (Ofstead), а все сотрудники, которые работают непосредственно с детьми, должны предоставить справку об отсутствии судимостей и  пройти  подготовку   по вопросам защиты детей.

Оказание услуг детям в Великобритании можно представить в виде пирамиды из четырех уровней (концепция связей потребностей и интервенций для планирования услуг детям):

1 уровень – службы для всех детей (в области здравоохранения, образования, финансовой поддержки (все дети должны посещать школу, врача; семьи получать пособия);

2 уровень – целевые услуги для детей с дополнительными нуждами (до 1 млн. таких детей). Дополнительная  поддержка оказывается на местном уровне (детские центры, услуги молодежи; семейная поддержка и раннее вмешательство);

3 уровень – специализированный: дети с комплексными нуждами/поддержка в собственном сообществе (300 тыс. детей), но характер поддержки иной. Это интенсивная социальная работа и специальные услуги для правонарушителей, употребляющих наркотики и пр., детей с особыми возможностями здоровья (инвалиды), выпускников фостерной системы;

4 уровень – комплексный: услуги для детей с комплексными нуждами (риски, невозможность жить в доме). Это дети в тюрьмах, больницах или в государственной системе заботы (около 10 тыс. чел.).

Согласно положениям Акта о детях 1989 г., врачебные комиссии и Национальная служба здравоохранения Англии (NHS) обязаны отвечать на запросы местных органов власти об оказании помощи и предоставлении услуг детям, находящимся под временным присмотром.

Последняя инновация в системе защиты прав детей - новая модель работы  - внедрение в практику MASH – мультиведомственной команды по защите ребенка. Особенность организации работы -  видеть проблему, а не людей в этой проблеме; проводить оценку и находить ресурсы (родственники, агентства, церковь и пр.). Для этого создается мультиведомственная (мультидисциплинарная) команда специалистов, куда включаются, исходя из анализа ситуации,  специалисты из разных отделов, ведомств. Проводится оценка окружения ребенка, его ресурсов. У семьи спрашивается разрешение сделать оценку (сама оценка является вмешательством в семью). Она проводится с целью: 1- лучше понять и принять проблему; 2- осознать, какие ресурсы есть у семьи для выхода из проблемы. Оценка может длиться от 10 до 35 дней. Может быть принято решение передать конкретный случай специалистам третьего уровня. Затем разрабатывается пошаговый план с участием специалистов второго уровня. При благополучном разрешении проблемы случай спускается на третий уровень. Если случай сложный – он передается на четвертый уровень.

По мере выполнения плана проводится регулярная оценка его выполнения. Как правило, на 1 специалиста приходится от 12 до 20 детей. Если ребенку требуется дополнительная помощь, случай классифицируют как терапевтический и обращаются к соответствующей службе, и она выделяет психотерапевта.

Работа с семьей длится до двух лет.  Предоставляются различные поддерживающие услуги, подключаются соответствующие специалисты.  В плане есть разделение ответственности между родителями и специалистами. Упор делается на раннее вмешательство. Если, например, учитель обнаружил у ребенка определенные проблемы, он должен позвонить в MASH. В течении пяти дней вся команда собирается для оценки ситуации и определения дальнейших мер. В крайнем случае, полиции может изъять ребенка на 72 часа, при этом ребенок помещается в знакомую для него семью (родственников, соседей и пр.). Если такой семьи нет, то он направляется в фостерную семью. От местных властей ребенку предоставляется социальный работник

Если нет прогресса, отсутствую положительные тенденции, сохраняется риск для ребенка – дело передают в суд. Во время работы с семьей все время проговаривают прогнозы, поэтому передача в суд не является шоком для ребенка и его родителей.

С 2011 г. местным органам власти вменяется в обязанность предоставлять услуги по организации кратковременного пребывания. Такие услуги дают возможность детям с ограниченными возможностями и молодым людям получить ценный опыт, позволяющий им стать более самостоятельными и установить дружеские связи за пределами своего семейного круга, одновременно давая возможность родителям отдохнуть от забот о ребенке. Кратковременное пребывание может длиться в течение одного дня, вечера, ночи или выходных дней, и может быть организовано в доме ребенка, в доме получившего разрешение воспитателя, или же в жилых, специальных или общих помещениях местного сообщества.

 

Основная причина для временного изъятия ребенка из семьи - если ребенок подвергается опасности в семье по оценке социального работника, и если забота родителей расценивается как наносимый ребенку вред. Есть «пороговые критерии» (“threshold criteria”), изложенные в Законе о детях (Children Act), которые должны быть выполнены, а именно:

  • ребенку наносится вред, или ему может быть нанесен значительный вред (угроза опасности);
  • вероятность причинения вреда обусловлены: ненадлежащей заботой  о ребенке родителей или  отсутствием присмотра родителей.

«Закон о детях» от 1989 определяет «значительный ущерб» как порог, который оправдывает принудительное вмешательство в жизнь семьи в лучших интересах детей. Вред определяется как жестокое обращение или воспитание, препятствующее развитию и наносящее вред здоровью.

Другие причины:

- если ребенок находится вне контроля родителя;

- если родители обращаются с просьбой к местным властям забрать ребенком под опеку.

В случае, когда существует угроза жизни ребенка или вероятность нанесения ему серьезного непосредственного вреда, нормативные полномочия по защите детей предусматривают принятие незамедлительных мер для обеспечения безопасности ребенка. Если для этого необходимо забрать ребенка из его дома, местные органы власти обязаны, при всякой возможности и кроме случаев, когда иначе безопасность ребенка подвергается немедленному риску, обратиться за получением Ордера на срочную защиту (EPO). Полномочия полиции на то, чтобы забрать ребенка из его дома в чрезвычайной ситуации, должны быть использованы лишь в исключительных случаях, когда недостаточно времени на получение EPO, или по причинам, имеющим отношение к обеспечению непосредственной безопасности ребенка. EPO, выдаваемый судом, дает органам власти право изъять ребенка и поместить его под защиту заявителя. Максимальный срок действия EPO - 8 дней, однако, этот срок может быть продлен еще на 7 дней, если суд решит, что ребенку может быть причинен значительный вред, если EPO продлен не будет (хотя такое решение может быть принято только один раз).

Существуют иные обстоятельства, в которых местные власти могут принять альтернативные меры для обустройства ребенка. В соответствии со Статьей 17 Акта о детях 1989 г., на местные органы власти наложена основополагающая обязанность по защите и улучшению благосостояния нуждающихся в помощи детей в зоне их ответственности; они обладают полномочиями по предоставлению детям места для проживания, среди прочих услуг, оказываемых ими для выполнения этой обязанности. Сюда может входить предоставление временного места жительства для защиты нуждающихся в этом детей, как правило, для детей, нуждающихся в проживании со своими семьями.

Физическое, сексуальное, эмоциональное насилие и бездействие - примеры значительного вреда, который также включает в себя страдания от увиденного и услышанного, плохого обращения к другому человеку, например, в случаях домашнего насилия. Нет абсолютных критериев, на которые можно полагаться при определении того, что является “значительным ущербом”. Иногда один насильственный эпизод может быть оценен как значительный ущерб, но чаще всего это ряд   событий как одномоментных, так и многолетних, которые вредят или изменяют развитие ребенка.

Родитель также сам может попросить или согласиться с тем, чтобы ребенок был отдан в приют. Заявление родителей о предоставлении ребенку ухода (надзора)  всегда будет предметом оценки со стороны социальных работников, которое будет принято, только если оно подано в  интересах ребенка.

Если социальный работник местного органа имеет серьезные опасения по поводу безопасности или благополучия ребенка, местный орган может обратиться в суд за разрешением, чтобы принять меры для защиты ребенка (независимый суд для получения ордера на опеку).

Ребенку должен быть предоставлен попечитель (Судебной службой консультирования и поддержки по вопросам детей и семьи – Cafcass), поверенный и, в наиболее серьезных случаях, адвокат, которые обеспечат защиту его интересов и выражение его мнения в суде. Детский адвокат (Children's Gardian) — опытный социальный работник, который представляет интересы ребенка, а также  транслирует его желания и чувства. Он не зависит ни от кого: ни от семьи, ни от местной власти. Он представляет свои независимые оценки и  отчет суду на финальном слушании.

Финансирование юридических услуг по представлению интересов детей, участвующих в судебных делах по установлению опеки, осуществляется за счет финансовых средств, предназначенных для оказания правовой помощи, за которые несет ответственность Министерство юстиции. Кровные родители, участвующие в рассмотрении дел по установлению опеки, также имеют возможность бесплатного независимого законного представления своих интересов, чтобы обеспечить принятие судом во внимание их мнения.

Эти судебные дела называются «делами помощи» (care proceedings). Доказательство,  требуемое от местных властей, прежде чем какие-либо действия будут согласовываться с судьей, - это существование риска причинения значительного вреда для ребенка в условиях, если органы будут бездействовать. Это может быть показано на одном из двух способов:

- ребенок может свидетельствовать, что он потерпел жестокое обращение, или у него есть ухудшения здоровья или развития в результате пренебрежительного отношения, а также физического, эмоционального или сексуального насилия; профессиональное суждение, что дальнейшее жестокое обращение вполне возможно;

или

  • профессиональный суд, основываясь на результатах запросов в данном конкретном случае или на данные исследований, предсказывает, что ребенок, скорее всего, будет страдать от грубого обращения или нанесения вреда здоровью и развитию в результате пренебрежения или физического, эмоционального или сексуального насилия в семье.

Местные органы власти должны предоставить эти доказательства  в виде отчетов о своих наблюдениях и докладов. Они могут также попросить свидетелей-экспертов таких, как детские или взрослые психологи, предоставить доказательства.

При рассмотрении «дел помощи» учитывается Принцип Минимального Вторжения: если суд сомневается, принять ли решение  в интересах ребенка, то он не должен издавать приказы до тех пор, пока не будет ясно, что такое решение будет точно наилучшим для ребенка.

«Дела помощи» могут привести к возвращению ребенка в свою  биологическую семью, к усыновлению или к опеке над ребенком местными органами.  Это значит, что он может оказаться у родственника, в фостерной семье   или в маленькой группе так называемых “детских домов”. В любом из перечисленных случаев будет следовать дальнейшая поддержка со стороны местных властей.

Все судьи и адвокаты хорошо подготовлены для принятия решения исключительно в интересах ребенка.

Кровные родители имеют возможность подать апелляцию на решение суда о передаче их ребенка под опеку. Они также имеют возможность оспорить решение о передаче их ребенка на усыновление. Через своего поверенного они будут  предоставлять доказательства того, что их ребенку не был нанесен значительный вред или, что они изменили свой подход и свое поведение, и это не повторится вновь.

В зависимости от результатов рассмотрения дела в суде и определенной им формы жизнеустройства ребенка, родительская ответственность кровных родителей может быть разделена с другими лицами (например, местными властями) или снята с них полностью (в случае усыновления).

На 31 марта 2015 года 69 540 детей были на попечении у местных органов власти с оказанием следующих услуг:

- 75% (52050) были под присмотром воспитателя;

- 9% (6570) жили в детских домах или в других безопасных местах и общежитиях;

- 5% (3510) были оставлены у родителей, но получали постоянную поддержку;

- 5% (3320) были усыновлены;

- 3% (2280) были отданы на попечение другим членам сообщества;

- 3% (+1750) были размещены в школах или других местах жилья.

Все решения принимаются в соответствии с оценкой потребностей ребенка и его интересов.

Как правило, считается, что лучше всего, когда есть возможность вернуть ребенка родителям при оказании им поддержки. Если это невозможно, то суд будет искать родственников ребенка, и только после этого будут рассматриваться варианты передачи ребенка в фостерные семьи или детские дома.

Решение об организации жизнеустройства ребенка должно приниматься в контексте долгосрочной потребности ребенка в стабильности и постоянстве. Согласно Акту о детях 1989 г., определяя наиболее приемлемую форму жизнеустройства ребенка, местные власти в Англии обязаны отдать предпочтение обустройству его с родственниками или близкими людьми. Местные органы власти обязаны также обеспечить, насколько это практически реализуемо, возможность проживания ребенка поблизости от его дома; не прерывать процесс его обучения; дать возможность ребенку жить вместе со своими братьями и сестрами; обеспечить ребенку условия проживания с учетом имеющихся у него ограничений здоровья, и в зоне ответственности самих местных органов власти.

Существуют различные виды присмотра в соответствии с потребностями ребенка. В их числе следующие:

  • неотложная - приют (пребывание в течение нескольких дней в случае чрезвычайной ситуации);
  • краткосрочные приют (пребывание ребенка в то время, когда решается вопрос постоянного размещения ребенка);
  • короткие временные перерывы (регулярные короткие перерывы для родителей и опекунов детей с ограниченными возможностями или проблемным поведением, которые поддерживают ребенка, живущего дома или в приюте);
  • приют долговременного пребывания (до тех пор, пока ребенок не достигнет возраста 18 лет, или 21 в некоторых странах);
  • прием семьей, друзьями или родственниками (пребывание в семье родственника или друга);
  • лечение (дополнительная подготовка опекунам и интенсивная поддержка детей с особыми потребностями или проблемным поведением, которые, возможно, испытали отказы от предыдущих опекунов, или детей, которые могут нанести вред другим детям);
  • приют под стражей (пребывание молодых людей, совершивших преступления, находящихся в конфликте с законом);
  • родительский и младенческий уход (родитель с младенцем - заботятся о родителях и помогают узнать необходимые навыки для воспитания детей, чтобы безопасно удовлетворять потребности ребенка).

Усыновление является той возможностью постоянного жизнеустройства детей, которая доступна для рассмотрения местных властей. Закон об усыновлении четко определяет, что дети не могут быть усыновлены без согласия своих родителей, за исключением случаев, когда суд установил, что для обеспечения благополучия ребенка необходимо обойтись без согласия родителей. Последнее возможно в случаях, когда судом установлена невозможность определения местонахождения родителей; когда родители неспособны/не в состоянии дать свое согласие, или когда у суда есть основания полагать, что благополучие ребенка требует обойтись без согласия родителей.

Отбор потенциальных усыновителей и нахождение для них подходящих детей является задачей, требующей высокой компетенции, и имеющей жизненно важное значение, как для ребенка, так и для потенциального усыновителя. Агентствам по усыновлению и социальным работникам приходится принимать во внимание целый ряд факторов. Потенциальным усыновителям доступны многие виды услуг, некоторые из которых определяются на местном уровне местными органами власти, но материального вознаграждения за усыновление ребенка усыновители не получают. Правительство Англии, однако, оказывает усыновителям помощь через Фонд поддержки усыновления (ASF). ASF был основан, поскольку многим семьям необходима та или иная терапевтическая помощь в период, следующий за усыновлением ребенка, и слишком многие из них испытали трудности в поисках помощи, которая была необходима им в прошлом. Фонд дает им возможность получить упрощенный доступ к таким услугам в будущем.

В последнее время усыновление, в отличие от России, не рассматривается как лучший вариант семейного устройства ребенка-сироты, так как окончательно разрывает связи ребенка с кровной семьей. Есть прецедент - решение судьи Бамби, который назвал усыновление «дьявольским» из-за отрыва ребенка от кровной семьи и ее окружения.  Сегодня судья не примет решение об усыновлении до тех пор, пока не будет доказано, что нет возможности передать ребенка в другую семью (родственников, знакомых и пр.).  В результате сильно упало число случаев усыновления.

Тайна усыновления отсутствует. К каждому ребенку прикреплен социальный работник, который объясняет ему историю его жизни. Усыновленному ребенка с самого начала понемногу рассказывают об усыновлении и к подростковому возрасту он знает практически все  об этом.

Во всех остальных случаях по закону ребенок находится на попечении местных органов власти, и их благополучие оценивается со стороны назначенного социального работника. Дети, которых принимают семьи родственников  и друзья, могут быть причиной для издания специальных распоряжений по специальной защите детей (Special Guardianship Orders). Согласно этим распоряжениям опекуны ребенка будут делить родительскую ответственность с его биологическими родителями, а местные органы власти уже не будут нести ответственность. Эти распоряжения являются наиболее подходящими для детей, чьи родители признают, что они не в состоянии заботиться о детях, но хотят сохранить отношения с ними, например, это могут быть родители, которые имеют психические или физические заболевания.

Не считая усыновления, другие варианты помещения  ребенка под опеку варьируются. Ребенок может находиться под опекой очень короткий период времени, во время которого будет собрана дополнительная информация, но он также может оставаться в фостерной семье, пока он не достигнет совершеннолетия. Решение всегда будет зависеть от текущей оценки. Если потребности ребенка не удовлетворяются в достаточной степени в приемной семье, то будут найдены альтернативы, подобрана другая семья для временного пребывания.

Как правило, в интересах ребенка обеспечивается возможность сохранить некоторый контакт со своей биологической семьей. Это контакт будет обеспечен социальным работником и может включать в себя встречи или просто письма или телефонные звонки.

Везде, где это возможно, цель будет заключаться в возвращении ребенка в свою биологическую семью при условии, что это безопасно. Желания и чувства ребенка будет приняты во внимание.

До тех пор, пока ребенок не будет усыновлен, родители сохраняют «родительскую ответственность». Это формулировка заменяет в Великобритании понятие «родительские права» в соответствии с «Законом о детях» (Children Act 1989). В случае, если ребенок находится под присмотром местной власти, родительская ответственность уменьшается, и местные органы власти будут принимать решения за ребенка до тех пор, пока родители не смогут предоставить  ребенку  безопасные условия для проживания, или до тех пор, пока ребенок не достигнет совершеннолетия.

Благополучие детей имеет первостепенное значение, и поэтому рассмотрение их прав является первостепенным,  нежели родительских. Тем не менее, следует признать, что родители являются важной частью жизни детей, поэтому отношения между семьей и ребенком, если это безопасно, должны поддерживаться, или, если поддерживать отношения с семьей нельзя, то ребенку должна быть оказана иная поддержка, объясняющая ситуацию.

Если ребенок находится под надзором, местный орган власти является «корпоративным родителем»  ребенка (corporate parent) и эта роль, в конечном счете, - ответственность руководителя  детских служб   местных органов власти.

Местные органы власти несут ответственность за привлечение и удержание требуемого количества фостерных воспитателей в зоне своей ответственности. Положение о патронатной службе Англии 2011 года подробно описывает процесс отбора фостерных воспитателей и требует от фостерных служб проводить оценку соответствия потенциального фостерного воспитателя целому ряду установленных требований.

В Минимальных Национальных Стандартах приводится дальнейшее руководство касательно того, каким образом фостерные службы должны выполнять свои обязанности по оценке потенциальных фостерных воспитателей и их отбору.

Законодательство четко устанавливает, что все фостерные воспитатели обязаны пройти обучение, необходимое им для эффективного выполнения своих обязанностей, и что должна быть создана система такого обучения. Всем фостерным воспитателям должна быть оказана поддержка в прохождении вводного курса обучения; прохождении обучения по Стандартам Обучения, Поддержки и Развития в течение 12 месяцев с даты получения разрешения на фостерное воспитание; формировании учебно-развивающего портфолио, и разработке индивидуального плана развития, который определяет, какую помощь они должны получить для прохождения текущего обучения с учетом своих потребностей и опыта.

Фостерные  воспитатели осуществляют временный присмотр за детьми от имени местных органов власти. Между ними и органами власти заключается договор о том, каким образом они будут выполнять свои обязанности по присмотру за детьми, но они не являются сотрудниками патронатной службы. Таким образом, работа фостерного воспитателя не является оплачиваемым трудоустройством, и фостерные воспитатели получают пособие на покрытие расходов на присмотр за ребенком.

Некоторые фостерные воспитатели также получают плату в качестве вознаграждения за выполняемую ими работу. Размер такого вознаграждения устанавливается патронатными службами. Фостерным службам правительством рекомендовано еженедельно выплачивать пособие в сумме Национального минимального размера оплаты труда (NMA) на покрытие расходов на присмотр за ребенком.

Фостерные воспитатели в Великобритании обязаны быть зарегистрированы в агентстве  фостерных семей, деятельность которого регулируется  непосредственно местным органом власти. Агентство должно регулярно проходить инспекцию УСО (Ofsted), установленную законом о регистрации и инспекции агентства в Великобритании, дабы удостовериться, что они отвечают соответствующим стандартам.

Существует очень строгий процесс найма и оценки для фостерных воспитателей. Эта процедура необходима, чтобы обезопасить детей. Фостерные родители  не должны иметь судимостей, должны быть правильно мотивированы,  иметь желание заботиться о детях, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Оценка потенциальных родителей представляет собой непрерывный процесс, и лица, принимающие ребенка, могут быть лишены права это делать в любой момент, если  ребенку угрожает опасность. 

Все фостерные воспитатели проходят обучение. Некоторые воспитатели получают специальное обучение, например, по работе с инвалидами или психически нездоровыми детьми.

Тщательный отбор сделан для того, чтобы удостовериться, что ребенок, попавший к воспитателю на длительный срок, имеет все необходимое для благополучного проживания.

Фостерные воспитатели получают еженедельное пособие на то, чтобы обеспечивать ребенка с особенностями, и  плату за проживание. Ставка не оговорена, поэтому она разнится в зависимости от агентства.

В среднем национальные частные (независимые) агентства платят фостерному воспитателю основное еженедельное пособие  в размере 400 фунтов в неделю (независимо от возраста  приемных детей). Обычно сумма одинакова как для краткосрочного, так и для длительного срок пребывания ребенка.

Все дети получают постоянную оценку и поддержку со стороны выделенного им социального работника, которым будет предоставлен целый ряд дальнейшей поддержки, оказываемой в соответствии с их потребностями и пожеланиями.

Эта работа может осуществляться  командами специалистов, такими как детские и подростковые психологические службы здравоохранения (CAMHS), которые находятся в подчинении Национальной службы здравоохранения.

CAMHS является многопрофильным сервисом с различными специалистами, работающими с детьми и их семьями в разных сферах. Как правило, CAMHS обладает экспертами:

  • психиатр,
  • семейный психотерапевт,
  • медицинская сестра,
  • психолог,
  • психотерапевт,
  • социальный работник,
  • специалист по работе с злоупотреблением психоактивных веществ.

Вся виды поддержки, предоставляемые ребенку, должны быть максимально взаимосвязаны, чтобы практикующие специалисты понимали, как их работа дополняет постоянную поддержку ребенка. Социальные работники должны поддерживать связь со школой ребенка, медицинскими учреждениями и другими организациями в целях объединения усилий, но сохраняя при этом конфиденциальность ребенка.

Все местные органы власти имеют «виртуальные школы» (“virtual schools”) для поддержки детей, которые находятся под опекой, так как известно, что дети в приюте имеет успеваемость ниже, чем  их сверстники. Дети будут посещать школу, но также будут получить любую дополнительную поддержку, необходимую им как с педагогической, так и с эмоциональной точки зрения. Их образовательные потребности также будут регулярно пересматриваться, чтобы помочь им реализовать весь свой потенциал и не оглядываться на свой печальный опыт, трудности в кризисной семье, опыт обучения в старой школе.

Каждые шесть месяцев детей, находящиеся в замещающей семье, будут навещать. Эти проверки осуществляются независимым сотрудником с участием следующих лиц: ребенка, воспитателя, родителей, если они все еще поддерживают контакт со своим ребенком, и других людей, например, учителей, консультантов, медицинских работников. Проводятся быстрые неформальные встречи, где рассматривают благополучие и прогресс ребенка, а также намечаются планы на будущее ребенка. Смотрят, посещает ли после школы ребенок кружки, обучился ли он навыкам самостоятельной жизни в рамках подготовки к выходу из замещающей семьи.

Ребенок вернется в биологическую семью, если это будет в его интересах. В большинстве случаев, когда ребенок изъят и находится под опекой, будет постоянно проходить работа по поддержке семьи, чтобы понять, почему ребенок был изъят, и какие им нужно предпринять меры, чтобы обеспечить безопасные условия для ребенка. Целью таких действий является возвращение детей, при соблюдении условий безопасного проживания.

Всякий раз, когда поднимается вопрос перемещения ребенка, местный орган проводит обзорное совещание, чтобы решить, какой  дальнейший план действий будет наилучшим. На этой встрече будут присутствовать ребенок, социальный работник ребенка, воспитатель/опекун, другие специалисты, работающие в тесном контакте с ребенком и биологическими родителями, и сами родители, если их присутствие безопасно для ребенка.  Эта встреча проводится каждые шесть месяцев для оценки прогресса ребенка, но если есть срочные показания об  изменении нахождения ребенка, в том числе его возвращение домой или окончательное изъятие, то встреча назначается в срочном порядке. Насколько это возможно, оценку возглавляет тот же проверяющий сотрудник, который на протяжении всего процесса общался с ребенком и знает его происхождение и историю. Если решение вернуть ребенка в семью принято,  на встрече будет обсуждаться программа по подготовки и внедрению в семью.

Экономика: на 1 ребенка тратится 36524 фунтов на содержание в детском доме или фостерной семье. Этой суммы достаточно для оказания помощи 4 детям в кровной семье, чтобы она не распалась.

В стране существует значительное количество негосударственных структур (фондов, ассоциаций и пр.), которые готовы оказывать разные услуги семьям и детям. Из-за конкуренции они предлагают более высокие стандарты услуг, чем этого требует государство.

Примером такой организации является Foster Care Associates (существует с  1994 года), которая имеет 80 офисов в стране, сотрудничает с 1,8 млн. профессионалов;  в настоящее время 3520 детей находятся в фостерных семьях,  а с1994 года более 35 тыс. детей получили услуги. Когда  решается вопрос о размещении ребенка, местные власти обращаются в организацию с просьбой  подобрать семью с учетом потребностей ребенка и оказать сопровождение. План по ребенку составляется, как правило, на 2,5 года, при необходимости пролонгируется.

Размещение делится на три категории: 1- стандартное (дети без особых нужд и потребностей, для таких детей нетрудно найти семью, но их мало); 2-  комплексное (много проблем, в том числе медицинских; требуется мультидисциплинарная команда специалистов); 3- специальное (это дети, которые прошли через детский дом, имеют множество поведенческих проблем; второе предназначение таких семей – это услуга «передышка»). Существует понятие « командного родительства», когда много специалистов подключается к работе с ребенком, его проблемами, стараются обеспечить доступность необходимых услуг.

Обычно родители имеют 14 дней оплачиваемого отпуска.

По закону социальный работник посещает фостерную семью 1 раз в месяц по согласованию с родителями и еще 2 раза в год такой визит может стать внеплановым и внезапным; каждую неделю дважды социальный работник общается по телефону с семьей. Фостерные родители ведут ежедневно записи и предоставляют их социальному работнику еженедельно. Каждый социальный работник ведет до 15 детей, при сложных потребностях – до 10 детей.

Основные ключевые функции службы:

Оценка и утверждение фостерной семьи;

Поддержка и мониторинг фостерных семей;

Подбор и размещение детей;

Обеспечение гарантии безопасности детей.

Процесс оценки проводится независимыми экспертами (как правило, это  социальные работники с большим опытом работы, обладающие коммуникативными навыками, зарегистрированные в Гильдии социальных работников или частной структуре и т.д.), и затем она обсуждается на специальном совете, где принимается решение о готовности стать принимающей семьей.

Важными составляющими оценки являются:

1- Подбор граждан, которые готовы стать принимающими родителями и их мотивы людей,

2- Специалисты посещают семью и оценивают бытовые условия, в том числе наличие свободной спальни;

3- Непосредственно сама оценка (запрашивают справки и рекомендации, эта процедура может длиться до 8 месяцев; обычно 6 месяцев).

4- Приглашение на обучение, еще до того, как граждане становятся принимающими семьями (вводный курс «Путешествие в принимающую семью»).

После утверждения фостерная семья проходит обучение по обеспечению безопасности ребенка и знакомятся с 7-ю стандартами. А после размещения ребенка в семье  родители в течение года проходят 10 тренингов.

5- Получение семьей подтверждения

6-  Фостеринг и последующее обучение

           

По сведениям Ассоциации, существует законодательство, согласно которому семья, готовая стать фостерной, обращается только в одно агентство и сотрудничает с ним или его филиалами. При смене жительства данное агентство должно помочь найти этой семье новое агентство и пройти переоценку.

Каждая принимающая семья не может принять более 3 детей.

Родителям выплачивается вместе с пособием на ребенка около 850 фунтов в неделю в зависимости от потребностей ребенка. При этом они подписывают договор, в котором указывается, как будут траться эти деньги.

После 18 лет  выпускники фостеровских семей переходят под присмотр социальных служб для взрослых, они могут начать работать или поступить учиться. Вместе с тем, до 21 года они могут остаться в своей семье; местные власти платят молодому человеку, а тот  может платить за проживание и еду или местные власти платят непосредственно семье.

Детские дома (детские дома семейного типа) в Англии предназначены для особой категории детей. Это  дети, которые имели  много перемещений в фостерных семьях, пережили домашнее насилие, побывали в тюрьмах, занимались самовредительством и пр.

В детском доме может быть до 6 детей обоего пола; если дети очень сложные - то до 4-х.

Причины поступления:  1- по заявлению родителей; 2- нет других возможностей размещения вне дома; 3- небезопасно жить в семье (до решения суда).

Организация работы в детском доме может быть представлена на примере государственного детского дома (финансируется исключительно за счет бюджета  муниципалитета), находящегося  в пригороде Лондона. Найти его можно только по адресу – никаких вывесок или опознавательных знаков организации  не существует.

Вместимость 6 человек, 12-17 лет. В момент посещения проживало 4 человека. У всех детей огромный багаж негативных впечатлений от жизни:

- риск секс-эксплуатации;

- самоповреждения;

- нарушений психического здоровья – некоторые проходят тут реабилитацию после больницы перед независимым проживанием;

- опыт употребления и продажи наркотиков, участия в преступлениях – некоторые носят полицейские браслеты, фиксирующие передвижения.

По мнению персонала, их дети имеют большие проблемы, прежде всего с самооценкой. Они пережили утрату семьи, не прижились ни в одной приемной семье, они считают себя плохими, нелюбимыми, ничего не стоящими. И главной задачей персонал видит в том, чтобы помочь им поверить в себя, принять себя и обстоятельства, научить их управлять своими эмоциями, поведением, жизнью, деньгами, научить выбирать друзей.

В самом детском доме ничему не учат – не дают образование, профессию. Их задача помочь детям учиться в обычной школе, колледже и получить образование и профессию там. Большим успехом считается, когда ребенок после реабилитации отселился и живет самостоятельно и благополучно. Конечно, иногда попавший к ним ребенок не может даже в школу пойти – тогда к нему приходит репетитор и занимается индивидуально.

У каждого ребенка своя комната, которая запирается на ключ, когда он уходит в школу. Без разрешения специалисты не заходят в комнату ребенка. В комнатах дети могут устраиваться, как хотят: вешать плакаты, переставлять мебель, не убираться (в этом случае наказание – уменьшение объема  карманных денег). Дети выходят из дома свободно, решеток, замков нет. Сюда можно приводить друзей и девушек (и это приветствуется!) так как надо видеть, с кем ребята дружат, чтобы быть в курсе!).

Как правило, кровные родители  (многие из них имеют психические заболевания) не проявляют инициативы встречаться с детьми. Если это происходит, то встречи организуются на стороне, не в детском доме.

На 4-х детей – 12 воспитателей с таким графиком работы, что ночью всегда 2 воспитателя, а днем 3 чел. Нагрузка воспитателей – 35 часов в неделю. Есть повар по будним дням, уборщица. В выходные едят фастфуд или готовят вместе с детьми  два менеджера.  Отпуск 24 дня, но с учетом переработок, он может увеличиться. Для персонала проводятся тренинги, в том числе по профилактике эмоционального выгорания. Очень важно нанять на работу  правильных людей, тех, кто любит общаться с подростками, даже если они трудные. Также важны в работе понимающие отношения: если ночь была неспокойной –  то можно специалиста отпустить пораньше, почувствовать, что человек на грани и предложить прогуляться. Они постоянно помогают друг другу: выслушивают проблему и помогают по-другому взглянуть на нее, найти решение или изменить свое отношение,  поддерживают, позволяют выплеснуть накопившееся перед концом смены, чтобы не нести домой. Проводят тренинги, которые помогают увидеть за поведением – детей, причины такого поведения и таких реакций.

 

Проверки бывают 2 раза в месяц  внезапно, 2 раза  в год проверяют всю документацию (бумаги, счета и пр.); обязательно проверяющие разговаривают с молодыми людьми. В организации есть круглосуточный телефон, которым могут воспользоваться дети, в том числе для подачи жалоб.

По состоянию на 31 марта 2016 г. в Англии насчитывалось 70 400 детей, находящихся под временным присмотром. Основными видами жизнеустройства таких детей в Англии являются фостерные семьи и размещение детей под опекой в интернатных учреждениях. Продолжительность времени, в течение которого дети могут находиться под временным присмотром, может быть разной, в зависимости от потребностей ребенка.

  • Большинство детей под временным присмотром размещаются в фостерных семьях, поскольку наилучшие условия для воспитания детей существуют в стабильных и любящих семьях. По состоянию на 31 марта 2016 г. 74% детей под временным присмотром находились под патронатом. Фостерные семьи могут быть семьями родственников или друзей, если это возможно и отвечает интересам ребенка.
  • Для некоторых детей фостер не является формой жизнеустройства, отвечающей их потребностям. По состоянию на 31 марта 2016 г. 11% детей под временным присмотром находились под опекой в интернатных учреждениях. Такими учреждениями могут быть детский дом, хостел или детский дом ограниченного доступа (если ребенок подпадает под действие Статьи 25).
  • Временный присмотр за детьми может также осуществляться их родителями. В 2016 г. такая форма жизнеустройства была реализована для 5% детей, находившихся под временным присмотром.

Статистические данные о детях, находившихся под временным присмотром в Англии в 2015-2016 гг., приведены на сайте:

 https://www.gov.uk/government/statistics/children-looked-aft

Новости Минпросвещения РФ

08.02.2019 г. Минпросвещения внесёт законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство.

8 февраля в Общественной палате Российской Федерации прошли слушания по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». В мероприятии приняла участие заместитель Министра просвещения Российской Федерации Т. Ю. Синюгина.

В ходе своего выступления Т. Ю. Синюгина сообщила, что ведомство готово внести законопроект об изменении процедуры усыновления несовершеннолетних в Правительство. 

– В течение полугода мы неоднократно с вами встречались. И поводом для наших встреч были заинтересованный и неравнодушный разговор и работа над законопроектом, который сегодня уже готов к тому, чтобы мы внесли его в Правительство, – сказала Т. Ю. Синюгина.

Справочно

В декабре 2018 года членами Межведомственной рабочей группы при Минпросвещения России подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты прав детей». Законопроект был размещен на федеральном портале проектов нормативных актов для широкого общественного обсуждения.  

В законопроекте содержатся новые подходы к передаче детей-сирот на воспитание в семьи, которые позволят развивать институт опеки, совершенствовать условия для подготовки лиц, желающих взять в свою семью ребенка-сироту.

Впервые законопроектом предлагается ввести в федеральное законодательство понятие «сопровождение». Планируется, что этим полномочием  будут наделены уполномоченные региональные органы власти и организации, в том числе НКО.

Отдельное внимание в документе уделено именно процедуре усыновления, туда добавлено положение о порядке восстановления усыновителей в обязанностях родителей, если раньше их лишили такой возможности.

Новости

Все новости

11 Июня 2019

С 11 июня 2019 года в России вступают новые правила направления средств материнского капитала на улучшение жилищных условий. Они касаются списка организаций, жилищные займы которых можно погашать за счет средств маткапитала, а также перечня документов, необходимых для использования средств на оплату строительства или реконструкции частного дома. Утвержденный кабинетом министров документ опубликован на федеральном интернет-портале нормативных правовых актов.

27 Мая 2019

Впервые Министерство образования Московской области совместно с киностудией «Союзмультфильм» в преддверии Международного дня защиты детей подводит итоги конкурса рисунков на тему «Каникулы в Подмосковье». Участники - дети-сироты и дети, оставшихся без попечения родителей, воспитывающиеся в подмосковных детских домах и в замещающих семьях.

21 Мая 2019

Госдума разрешила усыновление детей больным ВИЧ и гепатитом С. Речь идет лишь о тех случаях, когда ребенок живет с потенциальным усыновителем или опекуном «в силу уже сложившихся семейных отношений»

17 Апреля 2019

Россиянам, инфицированным вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и гепатита С, могут разрешить усыновлять уже проживающих с ними детей. Соответствующий законопроект, подготовленный Правительством, Госдума планирует рассмотреть во втором чтении в мае.